ВИКТОРИЯ ОРЛОВА

Родилась в Алма-Ате. Закончила филфак Уральского Государственного университета в Екатеринбурге. В 2012-ом неожиданно для себя была принята в Союз писателей Москвы.

Лауреат Волошинского драматургического конкурса и конкурса «Литодрама». Дипломант и финалист конкурсов «Маленькая премьера», «Время драмы» и др.  Публиковалась в журналах «Современная драматургия», «Кольцо А», «Литерратура», «Формаслов», альманахах «Заповедник сказок», «Согласование имен», «Русский стиль», «Литеры» и др.

Пишет сценарии документальных фильмов. Живёт в Москве.

«Про Аську»

Взаправдашние истории

Вот дом. Видите, какой большой?

А в доме, на пятом этаже, живёт девочка. Маленькая такая, даже в школу ещё не ходит. Аськой звать. Вообще-то, папа иногда зовёт ее Анастасия или даже Анастасия Александровна – но это только когда сердится. Мама зовёт Настюшей. А бабушка и вовсе Асенькой. В детском садике просто Настей зовут. А так, в остальное время, она, конечно, Аська – потому что это имя ей больше по характеру.

В общем, самая обыкновенная девочка, ничего особенного. Только очень сказки любит. И приключения. Вы, конечно, думаете, что никаких приключений с человеком, который живёт в обычной многоэтажке и ходит в обычный детский сад, быть не может? А вот и ошибаетесь! У Аськи что ни день, то приключение. Но я вам только про некоторые расскажу, а то книжка бесконечная получится.

***

Когда Аська маленькая была, папа её всё время Бабайкой пугал. Спи, говорит, а то Бабайку позову.

Поначалу Аська очень этого Бабайку боялась. Ну, кто знает, может, он и вправду такой ужасный-преужасный! Как позовёт папа страшным голосом: «Бабааайкааа!» – так Аська глаза зажмурит и лежит тихо-тихо. Про Бабайку думает. Какой он? Думает-думает, да и заснет.

С тех пор так и повелось: уложит мама Аську в кровать, папа книжку ей почитает, Аська на него посмотрит, спросит: «Бабайка?» – папа ей страшным голосом: «Бабааайкааа!» – Аська засмеётся, зажмурится и заснёт

А однажды зажмурилась, думала-думала – никак заснуть не может. Лежит, ворочается: какой он, этот Бабайка? Большой или маленький? Худой или толстый? Мохнатый или лысый? И сколько у него ног? А рук сколько? И откуда они все растут, эти руки и ноги? И много ещё у Аськи в голове вопросов крутится. Крутятся они, эти вопросы, и никак заснуть ей не дают. Безобразие просто! Пора, думает Аська, безобразие прекращать.

– Папа! – зовёт.

Папа, который в кресле задремал, аж подпрыгнул от неожиданности:

– Ты не спишь, что ли?

– Нет, – говорит Аська. – Не могу заснуть.

– Чего это? – удивляется папа.

– Из-за Бабайки, – вздыхает Аська.

– Боишься? – сочувственно спрашивает папа

– А его разве бояться надо?

– Да, вроде, положено…

– А почему?

– Ну, потому что он знаешь какой страшный? Ууу!

– Какой?

– Что – какой?

– Ну, какой страшный?

– Очень страшный!

– А ты точно знаешь? Ты его видел? Сколько у него, например, ног?

– Не знаю, – растерялся папа, – я его никогда не видел. Мне бабушка про него рассказывала, когда я маленький был. Я очень боялся.

– А он, может, и не страшный совсем!

– Ну… может, конечно… – папа почесал затылок. – Бабушка в подробностях не рассказывала…

– Я придумала мысль! – заявила Аська уселась в кровати поудобнее. – Давай мы его позовём и на него посмотрим!

– А вдруг он вправду страшный? – засомневался папа. – Ты ж тогда всю ночь не заснёшь!

– А я и так не засну. Пока не увижу, не засну! – и Аська решительно стукнула кулачком по коленке.

– Что это вы тут расшумелись? – заглянула в детскую мама. – Спать давно пора!

– Это из-за Бабайки, мамочка! – объясняет Аська. Мама укоризненно посмотрела на папу:

– Ну вот, напугал ребёнка, бедная девочка от страха спать не может!

– Да не от страха я! – говорит Аська. – От любопытства спать не могу! Покажите мне Бабайку! А то как зареву!

Мама с папой, конечно, сразу испугались. Аськиного рёва все боятся, даже огромный соседский пёс Карабас! Как Аська заревёт, он сразу выть принимается – до того ему страшно. А уж мама с папой сильней Карабаса этого самого рёва боятся. Аська это точно знает!

– Придется показывать, – вздохнул папа. – Только потом не жалуйся, что страшно, поняла?

– Поняла, поняла! – закричала Аська и запрыгала в постели от нетерпения.

– Бабайка, – позвал папа. – Вылезай с Аськой знакомиться!

А Бабайка молчит и не вылезает. Не хочет, наверное, Аську пугать. Жалеет.

– Бабайка, – зовёт Аська, – выходи! Я не буду сильно бояться!

А Бабайка не выходит. Тут Аська захныкала:

– Бабайку хочу! Не буду без Бабайки засыпать!

– Эх, – вздохнул папа. – Придётся под кровать лезть, Бабайку доставать.

И полез.

И слышит Аська – с кем-то он там шепчется. Кто-то этот шуршит и упирается. Аська голову с кровати свесила – ничего не видно, только папины ноги торчат. И вдруг папа как закричит:

– Куда, куда! – и целиком под кроватью исчез.

– Папа! – позвала Аська.

Не отзывается папа.

– Папа! – позвала мама.

Молчит папа, тишина под кроватью.

– Я сейчас реветь буду, – говорит Аська. И всхлипывает.

Тут, наконец, под кроватью снова зашумело, и папа обратно вылез – пыльный весь!

– Нет, – говорит, – не поймал Бабайку. Не хочет вылезать. Говорит, Аську боится.

– Ещё бы, – говорит мама. – Когда Аська ревёт и ногами топает, я сама её боюсь. Хоть я ей и мать. Надо, кстати, пол под кроватью помыть.

– Как же я теперь спать буду? – расстроилась Аська. – Бабайку-то я так и не увидела! Полезу под кровать, сама посмотрю!

– Бесполезно, – говорит папа, – Только в пыли изгваздаешься. Бабайка сильно испугался, под плинтус спрятался. Фигушки его теперь оттуда достанешь.

Аська было снова хныкать, но папа ее успокоил:

– Бабайка передал, что если ты сейчас заснёшь, то он тебе приснится. Вот прямо сразу!

Тут, конечно, Аська моментально уснула.

Утром папа спрашивает:

– Видела Бабайку?

– А то! – говорит Аська.

– Сколько у него ног-то?

– Не знаю, – пожимает плечами Аська. – Во сне знала, а сейчас забыла. Но зато помню, как мы с Бабайкой чай пили, и он обещал под кроватью у меня жить и по ночам от плохих снов защищать.

С тех пор Аська с Бабайкой друзья. И плохие сны ей никогда не снятся.

***

Всю неделю дождь шёл, а сегодня солнышко целый день светит-улыбается, на улице теплынь – настоящее лето! И вообще день распрекрасный. Да еще мама забирать Аську из садика пришла пораньше. Самое время для приключения!

Аська обнимает маму за шею и таинственным шепотом спрашивает:

– А знаешь, куда мы сейчас пойдём?

– Домой? – неправильно догадывается мама.

– Нет! Мы пойдём в ПУТЕШЕСТВИЕ! – торжественно шепчет ей в ухо Аська

– А ужинать?

– Потом поужинаем, когда вернёмся, – машет рукой Аська. – Поужинать мы всегда успеем. И аппетита у меня нет. А путешествовать надо идти прямо сейчас. День сегодня, видишь, какой путешественный?

И мама, куда деваться, соглашается. Против правды не попрёшь, день действительно путешественный.

Путешествовать они отправляются в соседний парк. Сначала долго идут вдоль речки – ищут сокровища. Находят целый клад – маленького человечка из проволоки, две створки жемчужниц и красный стеклянный шарик. Потом мама говорит:

– По-моему, хватит уже искать сокровища. А то мы сейчас все найдём, а другим путешественникам ничего не останется. Пойдём лучше по парку побродим.

И вот уже два часа они бродят по парку. Чем не путешествие? В гору поднимались? Поднимались. Через ручей прыгали? Прыгали. В кустах заблудились? А как без этого!

И мама, конечно, устала. Устала – и давай капризничать:

– Пойдём домой! Ну, пойдём! Надоело гулять, я бельё стирать хочу! И посуду мыть! И папа у нас там голодный! И кошку с утра никто не гладил!

Аська ей объясняет:

– Бельё можно завтра постирать, кошку папа погладит, а посуда вся чистая – ну, раз папа голодный. Да и не голодный он – в холодильнике колбаса утром была и кефир, продержится! А свежий воздух очень полезен детям и тётям. Особенно тем тётям, у которых дети. Как ты, мама, не понимаешь таких простых вещей!

А мама не слушает – капризничает и все тут! Никакого сладу с ней! Аська уж было совсем собралась домой ее вести, как вдруг к маме подошёл какой-то небольшой мальчик в очках и спросил:

– Скажите, пожалуйста, как зовут вашу девочку?

«Какой невежливый мальчик, – подумала Аська – У мамы спрашивает, как будто меня тут нет!»

Но мама, вместо того, чтобы мальчику объяснить, как себя ведут приличные дети в таких ситуациях, улыбнулась и отвечает:

– Настенька!

Только Аська хотела возразить, что для всяких там незнакомых мальчиков она никакая не Настенька, а целая Анастасия Александровна, как мальчик к ней подходит и спрашивает:

– Настенька, хочешь божью коровку посмотреть?

Аська божьих коровок сто раз видела. И хотела сказать: «Нет!». Даже рот открыла. И вдруг как скажет:

– Давай! – и заглянула в маленький пакетик, который протягивал ей мальчик.

В пакетике было темно, и там, в темноте, кто-то царапался и шуршал.

– Ничего не видно, – сердито пропыхтела Аська, – Наверное, у тебя там никого нет.

– Есть! – заволновался мальчик. – Вот, смотри! – и, подставив ладошку, перевернул пакетик и немножко его потряс. На ладошку ему упала красная капелька. Капелька на секунду замерла, а потом быстро-быстро поползла по мальчиковой ладошке.

– Есть! – обрадовалась Аська. – А где ты её поймал?

– Это Гена поймал, – сказал мальчик и позвал: – Гена, иди к нам!

И к маме с Аськой подошёл кудрявый дяденька, тоже в очках.

– Здрасьте, – сказал дяденька, немножко смущаясь.

– Здрасьте, – сказала мама и опять улыбнулась.

– Вот, – сказал мальчик. – Это Гена. А я Андрейка.

– Очень приятно, – сказала вежливая Аська.

И тут мальчик вдруг как заорёт, как запрыгает! Пока они вели вежливую беседу, божья коровка, оказывается, заползла ему за шиворот и там щекоталась.

Гена, мама и Аська дружно кинулись ловить коровку у мальчика за шиворотом. Мальчик заорал ещё громче, потому что раньше его щекотала только коровка, а теперь коровка и ещё Гена с мамой. А Аська не щекотала – она до мальчикова шиворота не доставала. Но эта возня быстро кончилась – коровка выползла мальчику на руку. Гена аккуратно снял ее и посадил обратно в пакетик.

– Уф, – сказал мальчик.

– Фу, – сказал Гена.

– Ох, – сказала мама, – смеркается уже, нам домой пора.

– А вы где живёте? – спросил мальчик Андрей.

– На Кленовом бульваре, – сказала Аська.

– Тогда мы могли бы вас проводить, потому что мы тоже там живём – предложил Андрейка, а Гена кивнул и улыбнулся. – Только нам сначала надо вторую божью коровку поймать.

– А зачем? – удивилась Аська. – Вам что, одной мало?

– Мало, – вздохнул мальчик. – Чтобы были детки, надо папу и маму. А у нас пока только мама. А папы нет.

– А зачем вам детки?

– Понимаешь, – серьёзно сказал Андрей. – У нас помидоры на подоконнике. Специальный сорт, для городских квартир. «Карлсон» называется.

– С пропеллером, что ли, помидоры? – засмеялась Аська.

– Нет, конечно! – Андрей тоже засмеялся. – Просто помидоры. Все окно заплели, густые такие! Настоящие джунгли. И вот на них тля появилась, представляешь? Все листья поела!

– А детки зачем?

– Ну, тли много, одна коровка не справится, и даже две вряд ли. А так народят деток – и будут вместе тлю воспитывать, чтоб она помидоры не портила.

Аська подошла к маме и говорит:

– Мама, давай мы сейчас Андрейку с Геной подождём, они ещё одну коровку поймают и проводят нас домой, а потом я быстро-быстро поужинаю, выкупаюсь, чисто-чисто почищу зубы и тихо-тихо лягу спать, ладно? И вообще никогда не буду капризничать целый вечер!

Мама засмеялась, чмокнула Аську в щеку и согласилась.

Тут Гена как закричит:

– Поймал! – и принёс в кулаке ещё одну божью коровку.

– А это точно папа? – спросил Андрейка.

– Точно! Я его спросил, – ответил Гена и аккуратно запихнул коровку-папу в пакетик к коровке-маме.

– Ну вот, – сказала Аська. – Теперь они народят деток, и у вас будет целая семья божьих коровок!

– Не семья, а стадо, – поправил Андрейка, – Они же коровки!

– Давайте же скорей понесём их спасать ваши помидорные джунгли! – сказала мама, и все пошли к выходу из парка.

***

– Вы где были? – спросил усталых путешественников папа. – Я уже всю колбасу съел, весь кефир выпил, всю кошку перегладил и всю посуду перемыл!

– А мы, папочка, ходили в Путешествие! – сказала Аська и взобралась к папе на руки. – Насобирали сокровищ и встретили Андрейку с Геной.

– Крокодилом? – удивился папа, – А Чебурашку тоже встретили?

– Да нет же, Гена был просто дяденька, а никакой не крокодил! Они с Андрейкой живут в соседнем подъезде. И у них есть джунгли, и скоро будет целое стадо коровок!

– Стадо коровок – это хорошо, – оживился папа. – Молочко у них брать будем. А где они его держать собираются, на крыше?

– Ну, папа! Это же божьи коровки, и они будут жить в помидорных джунглях на окне и воспитывать тлю!

– Ага, теперь понятно, – успокоился папа. – Брать будем помидоры. А сейчас пойдёмте чай пить и есть жареную картошку. Вы же, наверное, проголодались.

– Ужасно проголодались! – закричала Аська и побежала мыть руки.

Все-таки путешествия сильно повышают аппетит!

***

– Настасья, собирайся, гулять идём! – командует папа.

«Ишь, командир какой, – думает Аська. – А мне, может быть, некогда, я, может быть, только завтрак куклам приготовила, что ж я их, некормленых оставлю?»

– Не идём, – бурчит она из угла, рассаживая кукол за столом.

– А если сказку расскажу, пойдём? – спрашивает папа.

– Про одну девочку? – уточняет Аська.

– Про нее, ага, – соглашается папа.

– Ладно, рассказывай, – милостиво разрешает Аська, – а я пока кукол накормлю.

– Жил-был один дедушка… – начинает папа.

– А девочка? – спрашивает Аська, – Про девочку же обещал!

– Вот я и говорю: жил-был дедушка. И была у него девочка, внучка. И звали её…

– Аська?

– Не перебивай, рассказывать не буду, – строго говорит папа.

Аська и так знает, что девочку зовут Аська. Папа ей всегда про Аську сказки рассказывает. Но папа вдруг говорит:

– И звали её Репка.

– Как – Репка? – удивляется Аська. – Разве бывает такое имя?

– А то! Конечно, бывает! Имена ещё и не такие бывают! – убеждённо говорит папа.

– А где у неё папа с мамой?

– В командировку уехали, – отвечает папа и хмурится: – А если ты меня еще раз перебьёшь, то я тебе вообще сказки рассказывать не буду. Никогда.

– Никогда-никогда? – с опаской спрашивает Аська.

– Вот именно, – кивает папа. – Когда ты меня перебиваешь, я всю сказку забываю. Как я буду её рассказывать, если забыл?

– Я, папочка, не буду больше тебя перебивать! – обещает Аська. Потом поворачивается к куклам: – И вы молчите, а то папа всю сказку забудет, поняли?

Куклы согласно молчат.

– Ну вот, – продолжает папа, – И звали, значит, девочку Репкой. Вот дедка как-то говорит: «Пойдём, Репка, погуляем с тобой!» А Репка и отвечает: «Не пойду! Я есть хочу!».

Побежал тогда дед к бабке-соседке и говорит: «Покорми, соседушка, Репку мою, а то никак ее на улицу не вытяну! А без свежего воздуха она у меня зачахнет!» Схватила бабка со стола стопку блинов, из холодильника сметану достала – и к деду. Накормили Репку, рот салфеткой вытерли – ну, говорят, пойдём теперь гулять. А Репка ни в какую: скучно, говорит, одной гулять.

Бабка побежала, позвала свою внучку Варечку: иди, говорит, погуляй с дедкиной Репкой, а то ей одной скучно. Внучка быстренько оделась, прискакала: пойдём, говорит, Репка, на качелях качаться. Нет, говорит Репка, не пойду. У меня в доме ценный жук в коробке, я сейчас уйду на качелях качаться, придут жулики, кто его охранять будет?

Побежала внучка к дворовой собаке Жучке. Помоги, говорит, Жучка, Репку из дома вытянуть, посторожи ее жука! Согласилась Жучка, бросила косточку, пошла к Репке жука охранять. А Репка опять за своё: не пойду, и все тут.

Жучка говорит: «У меня кошка знакомая есть, уговаривает с помощью гипноза». Все как закричат: «Давай свою гипнотическую кошку!» Пошла Жучка, привела кошку. Кошка на Репку смотрит пристально, а сама мурлычет: «На улице муррроженое, на улице пиррррожное, пойди, Рррепка, прройдись, муррр!» Репка послушала-послушала, да как заревёт: «Вы, кричит, меня из дому родного гоните, с законной жилплощади! Не пойду я никуда, сяду вот тут на полу, да и буду плакать весь день!»

Вздохнул дед, вздохнула бабка-соседка, вздохнула внучка ее Варечка, и Жучка с Кошкой тоже вздохнули – никак не вытянуть Репку на улицу.

И тут из-под шкафа – маленький мышонок! Выскочил – и посреди комнаты замер. Репка его увидела – как завизжит! И в одну минуту на улицу вылетела. «Ураааа!» – закричали все и тоже побежали на улицу. Свежим воздухом дышать.

– Урааа! – закричала Аська, – вытянули Репку!

– А Аську вытянули? – заглянула в комнату мама.

– Вытянули, – улыбается Аська и хитро смотрит на папу. – В зоопарк пойдём?

– Пойдём, – соглашается папа. – Там как раз павлинов завезли. С хвостами повышенной глазастости.

***

Весь июль Аську из садика забирали поздно. Почти последнюю. «Почему?» – всякий раз спрашивала Аська, трагически изогнув бровь. «Потому что надо как следует поработать перед отпуском!» – говорил папа. «А что такое отпуск?» – спрашивала Аська. «Увидишь!» – делал загадочное лицо папа. И не объяснял. Издевался, в общем, над ребёнком.

Но однажды мама пришла за Аськой сразу после дневного сна. Аська так обрадовалась, что сначала даже забыла удивиться. А когда наконец вспомнила – они уже входили в квартиру.

Посреди комнаты стоял чемодан на колёсиках.

– Ого! – наконец-то удивилась Аська. – А зачем?

– Все, отпуск! – радостно сказала мама, – К морю поедем, – и пошла на кухню котлеты жарить. А Аська с папой остались – с чемоданом знакомиться.

Чемодан огромный – Аська в него целиком помещается. Прямо как папа чемодан раскрыл, так она в него и поместилась. Везите, говорит, меня в отпуск, я готова. Но папа сказал, что чемодан для перевозки младенцев не предназначен.

– Я не младенец! – возмутилась Аська. – Я в среднюю группу хожу!

– Тогда тем более! – нелогично заявил папа – Ты лучше подумай, что в путешествие возьмёшь. Только бери самое необходимое! – И пошёл маме помогать.

Аська тут же из чемодана вылезла и побежала самое необходимое собирать. Через пять минут чемодан был готов. В нем лежали три книжки, карандаши, краски, альбом для рисования, коробка с конструктором, кукольная посуда, две куклы – Маша и Даша – и семья медведей: Мама, Папа и Медвежонок Софи с бантиком на голове. Потом Аська вспомнила, что на море много песка и положила в чемодан ещё ведро, лопатку и формочки для куличиков. Ну вот, теперь точно всё самое необходимое собрано. Осталось закрыть чемодан.

Но чемодан закрываться не желал. Ка-те-го-рически! Аська на него даже села – чтоб всё как следует утрамбовалось. В чемодане что-то хрустнуло, но закрыться он все равно не смог. Тогда она вскарабкалась на крышку и немножко попрыгала. Никакого толку!

Тут мама пришла Аську ужинать звать. Аська ей на чемодан пожаловалась, но мама сказала, что с чемоданом они разберутся после ужина, и повела Аську за стол.

За столом Аська всё время порывалась обсудить нахальное поведение чемодана, но родители на неё внимания не обращали. И обсуждали не чемодан, а отель, билеты и такси. А потом вообще заспорили про какой-то Олин Клюв. Мама говорила, что это удобно, а папа говорил, что это дорого и глупо.

– Мама, – спросила было Аська, – а зачем Оле клюв?

А мама нет, чтоб ответить по-человечески – взяла и положила Аське ещё одну котлету! А Аська, вообще-то, и свою ещё не доела. Ясно, в общем, придётся, как всегда, думать своей головой, от взрослых толку не дождёшься. И стала Аська думать про Олин клюв. Подумала немножко и решила: если у Оли клюв, значит, она птица. А какая? Пусть будет сова. Нет, у совы клюв маленький. А если это дорого, значит, у Оли клюв большой. Тогда пусть будет цапля. Или вот, пеликан! У пеликана ооочень большой клюв, вместительный – Аська пеликана весной в зоопарке видела. Теперь надо было думать, зачем им пеликан, а особенно клюв пеликана. Но про это она подумать не успела – мама закончила с папой разговаривать и вдруг увидела у Аськи на тарелке котлету.

– Настюша, ты почему котлету не ешь? – спрашивает. – Ну-ка, доедай скорее!

И папа туда же:

– Одну котлетку – и то съесть не можешь! Откуда у тебя силы возьмутся на целое Большое Путешествие?

– Во-первых, – надулась Аська, – это вы мне уже вторую котлету положили, а первую я ещё давно съела! Во-вторых, детей пичкать вредно! Они от этого портятся! А в-третьих…

– Куда уж тебе портиться, – вздохнула мама, невежливо перебив своим вздохом Аську, которая в-третьих хотела спросить про Олин клюв. – Ты уж и так от рук совсем отбилась.

– И ничего я не отбивалась, я просто одной котлетой наелась, – хотела было сказать Аська, но тут папа встал из-за стола, сказал «спасибо» и пошёл посуду мыть. А маме и Аське велел идти чемодан собирать.

– А я уже все собрала! – отрапортовала Аська.

– Умница моя! – погладила ее по голове мама и открыла чемодан. Смотрит Аська – а посуда кукольная почти вся поломалась.

– Вредный какой ваш чемодан! – расстроилась Аська. – Мало того, что закрываться не хочет, так ещё всё САМОЕ НЕОБХОДИМОЕ поломал! Давай, мама, в угол его поставим!

– Нет уж, – говорит мама – он и так четыре года на антресолях пылился. Хватит ему бездельничать! Доставай оттуда свои игрушки, будем к путешествию готовиться.

– Так я же и приготовилась, – объясняет Аська. – Вот, смотри: все САМОЕ НЕОБХОДИМОЕ, как папа велел. Я без этого всего никак обходиться не могу.

А мама улыбается и объясняет:

– В путешествии, Настюша, необходимо совсем другое, потому что путешествие – это смена обстановки. А другая обстановка – значит, другое необходимое.

И давай складывать в чемодан всякую ерунду: одежду, купальники и зубные щётки. Ведёрко с лопаткой, правда, оставить разрешила. И книжку. Одну.

– А Медвежонка Софи, – предложила мама Аське, – возьми с собой в самолёт. Нечего ей в чемодане в темноте сидеть – пусть на мир вокруг полюбуется.

– Точно! – обрадовалась Аська. – Как мне это в голову-то не пришло?

***

– Мама, – перед сном спрашивает Аська, – а какая птица Оля и зачем нам ее клюв?

– Клюв? – удивляется мама, – Какой клюв?

– Ну, Олин Клюв, – сердится Аська. – про который папа говорил, что дорого и глупо, а ты, что зато никаких забот.

– А, «ол инклюзив»! – догадывается мама. – Это по-английски значит «всё включено».

– Всё-всё-превсё?

– Всё-всё-превсё! – улыбается мама.

– Тогда он нам точно не нужен, – делает вывод Аська.

– Это почему? – удивляется мама.

– Потому что в путешествие, – Аська поднимает к потолку указательный палец,– нужно брать только самое необходимое и ничего лишнего!

– Ты моя умница! – улыбается мама, целует Аську и выключает свет.

Всю ночь Аське снится пеликан Оля. Оля широко раскрывает клюв, и туда помещается все-все: и купальники, и зубные щетки, и Медвежонок Софи, и даже Аська с мамой, папой, бабушкой и кошкой. «Устраивайтесь поудобней, желаю приятного полета!» – ласково говорит Оля, закрывает клюв и взлетает.

***

– Покажи меня морю! – каждое утро требует Аська. И папа поднимает ее на руки и ставит на подоконник. Море, увидев Аську, радостно плещет волнами.

– Море, привет! – кричит Аська и машет рукой.

– Привет, Аська, – шелестит море, – Выходи скорей, я тебе стекляшек намыло! И ракушек!

– Сейчас, только позавтракаю!

Аська поскорей одевается и топает с родителями в кафе. Там ей уже готовы каша и какао, и официантка Маша, увидев Аську, торопится накрыть стол. Они с Аськой подружки – вчера Маша дала Аське конфету, а Аська подарила ей гладкий зелено-голубой стекляш, очень красивый.

На берегу Аська раздевается осторожно подходит к воде. Море хитрющее, она знает – сначала тихое-тихое, а потом вдруг как разбежится, вытянет волну – и обрызгает всю Аську холодной водой. Вода, конечно, только сначала холодная, это Аська тоже знает, но всякий раз с визгом бросается к папе и маме. А потом опять к морю – теперь она водит, значит, надо догнать убегающую волну и задеть ладошкой. Только заденешь – а море уже новую волну на тебя катит – опять беги к берегу! А море-то быстрее, обгонит, схватит за ноги, уронит, да и назад. И мокрая Аська не сдаётся – вскакивает, догоняет и хлоп ладошкой со всего маху! И уже не холодно от брызг, а весело – море уже совсем тёплое, разогрелось от игры! Так они и играют в салочки, пока мама не позовёт Аську сохнуть.

Переоденется Аська – и снова к берегу.

– А что ты мне принесло сегодня? – спрашивает у моря.

Море слегка раздвигает песок – и Аськиному взору предстают несметные сокровища: ракушки, цветные камешки, отшлифованные стекляшки. Аська все это собирает в специальную корзиночку и папе тащит. Папа откладывает книжку, и они начинают строить замок. Сначала камешки уложат, а потом папа по ОСОБОЙ ТЕХНОЛОГИИ песчаные башни на них возводит – кудрявые такие. Очень красивые замки получаются. Особенно Аська самому первому радовалась – ведь у неё никогда ещё не было собственного настоящего замка! На следующее утро захватила с собой фантики от конфет – думала, ещё красивее замок свой сделает. Приходит – а замка нет как нет! Куда делся? Не ушёл же сам, своими ногами! А папа вздохнул и говорит:

– Море слизнуло…

Аська не поверила – где море, а где замок. А папа показывает ей полоску белую – как раз на месте замка. Видишь, говорит, куда море ночью дотянулось. Потому что прилив.

Прилив, как же! Просто морю замок понравился, вот оно себе его и заграбастало! Обидно! Аська даже реветь собралась, но тут папа говорит:

– Тебе жалко, что ли? Смотри, сколько море тебе новых разноцветных камешков накидало! И стекляшек! Иди-ка собери их, и будем новый замок строить!

– Да,– хнычет Аська, – а старый вон какой красивый был! Разве мы такой сумеем ещё раз построить?

– А то, – отвечает папа. Ещё лучше построим. И сфотографируем на память! А море тебя, вот увидишь, отблагодарит за подарок.

Не поверила папе Аська, но за камушками пошла – и смотри-ка, правду папа сказал, прямо к ногам её вынесло море настоящую Золотую рыбку! Ну, не золотую, конечно, пластмассовую, но точно волшебную! Как-то ночью проснулась Аська – а на улице дождь, гроза! Значит, завтра с морем не повидаться. И тут рыбка под подушкой хвостом шевельнула – о себе напомнила! Поняла Аська, что рыбка – волшебная, взяла ее в ладошку и прошептала: «Рыбка-рыбка, сделай, пожалуйста, так, чтобы утром погода хорошая была». Попросила и заснула. А утром – пожалуйста, солнышко, теплынь и море снова шепчет: просыпайся, Аська, выходи играть!

Целый месяц Аська и море живут душа в душу.

И вдруг мама говорит:

– Сегодня как следует с морем попрощайся. У нас вечером самолёт.

– Какой самолёт? – удивляется Аська.

– Домой летим, отпуск кончился, – вздыхает мама.

– А море?

– А море тут останется, оно в самолёт не поместится.

– Жалко, – огорчается Аська.

Но ничего не поделаешь – дома Андрейка, бабушка, Виталик и Вера из детского сада и нянечка Галина Николаевна. Все они Аську ждут, да и Аська по ним соскучилась.

Пришла Аська к морю, а оно тихое, грустное. Не брызжется, в догонялки не играет. Присела девочка на корточки, погладила море и говорит:

– Не расстраивайся, мама обещала, что мы через год снова приедем. Наиграемся ещё! А я о тебе помнить буду – всю осень, и всю зиму, и ещё целую весну.

– И я тебя буду шшшшдать, – шепнуло море и лизнуло Аське ладошку.

И с тех пор ладошка у Аськи солёная. Всегда-всегда. Когда она по морю соскучится, лизнёт ладошку – и сразу вспомнит, как они играли в салочки. А потом возьмёт свою волшебную рыбку и пошепчет ей: «Рыбка-рыбка, сделай так, чтобы летом мы снова на море поехали!» И точно знает: придёт лето, и выполнит рыбка ее желание.

***

Настроение у Аськи плохое. За окном дождик, холодина, и Андрейка в гости не пришёл – простудился. Мама смотрела-смотрела на грустную дочку, да и говорит:

– А давай-ка мы с тобой печенье печь станем! Выпьем чаю с печеньем – может, и настроение у тебя исправится.

Обрадовалась Аська – кому охота с плохим настроением жить! И пошли они с мамой на кухню – кулинарить.

Вот уже и первая порция готова. В кухне так пахнет, как будто праздник наступил – ванилью, корицей и немножко волшебством. Аська прыгает возле вазочки с печеньем – ждёт, когда хоть чуть-чуть остынет.

– Это печенье, – говорит Аська, – наверное, волшебное. Я его ещё не ела, а настроение у меня уже очень хорошее!

– Печенье, может, и не волшебное. Но одна волшебная история с ним всё-таки связана, – хитро улыбается мама.

– Расскажи, пожалуйста! – просит Аська. Она волшебные истории ужасно любит, особенно если под чаек с печеньем.

– Ладно, слушай, – начинает мама, разливая чай. – Эту историю рассказала мне Танечка, когда рецепт печенья записывала.

– Наша тётя Таня? – уточняет Аська. (Тётю Таню она хорошо знает – мама с ней дружит сто лет. Они в институте познакомились, когда Аськи и на свете-то не было. И Аська с тётей Таней тоже дружит – не сто лет, конечно, но зато всю жизнь).

– Тётя Таня, ага. Только тогда она ещё была Танечка. И был у неё необычный сосед.

– Как у меня Андрейка?

– Не совсем. По соседству с Танечкой жил-был один Мышонок.

Ага, понимает Аська, сказка началась. И, притихнув на стуле, слушает во все уши.

– И этот Мышонок очень печенье любил. Как учует печенье, так сразу со всех ног бежит туда, откуда пахнет. Мама его на этот счёт очень беспокоилась. Ты, говорит, Мышонок, однажды так вот побежишь – и коту в лапы попадёшь. А кто мне в старости стакан воды подаст? А Мышонок ей: мама, ну зачем тебе целый стакан воды? Утонуть же можно! Но мама всё равно беспокоилась. И Мышонку одному из норки выходить строго-настрого запрещала.

Но однажды ночью Мышонок вдруг почуял аромат свежеиспечённого печенья! И решил: пока мама спит и не беспокоится, он быстренько туда и с печенькой обратно. Она и не заметит.

Выбрался он из-под одеяла и побежал на запах.

Вышел в центр кухни и видит: на столе ПЕЧЕНЬКА лежит. И пахнет! Мышонок скорее на стол. Только он хотел печеньку укусить, как его ррраз! – сграбастала когтистая лапа. И говорит (лапа-то):

– Ох, какой мышоночек! Жалко, маленький, не наемся!

Мышонок глаза поднимает, а над лапой – целый кот Василий! Мама его Мышонку издалека показывала и объясняла, что Василий с Мышонком сделать может, если тот к нему в лапы попадёт. Попал, думает Мышонок. Пропал, думает. Потом ещё чуть-чуть подумал и говорит:

– Дяденька кот, а ведь вы меня есть не хотите.

– Как это – не хочу? – удивляется Василий. – Я кот, коты едят мышей. Хочу, значит.

– Не хотите, – упирается Мышонок. – Вам хозяйка вкусные сухарики приносит, я знаю, я пробовал!

– Ах ты… – разозлился Василий, когти как сожмёт! – Мои сухарики!

Мышонок еле дышит, но на своём стоит:

– Дяденька кот, я больше не буду сухарики, пожалейте маму мою, она плакать будет!

– Ладно, – передумал Василий, – Не буду тебя есть. Я тебе голову откушу и в тапок хозяйке положу – пусть знает, какой геройский у неё кот! От мышей защитник!

– Положите, дяденька кот, положите, – говорит Мышонок. – Только не голову, а меня всего, целиком! А я, честное мышиное, буду лежать тихо-тихо! И выйдет, что вы не только геройский, но и великодушный! Вас хозяйка ещё больше любить будет!

– Да? – кот задумался. – Ну, считай, уговорил. Только без обмана! А то потом найду и съем! Давясь и отплёвываясь. Чтоб восстановить мировую справедливость.

– А как же! Даже не сомневайтесь! – тараторит мышонок.

На том и порешили. Взял Василий мышонка, положил хозяйке – то есть Танечке – в тапку. А сам рядом лёг, сторожить.

Мышонок по-честному всю ночь в тапке пролежал. А что, там уютно, тапка тёплая, мягонькая. Уснул, конечно. Проснулся от визга: Танечка ногу в тапку, а там – Мышонок. Она и давай визжать. Мышонок не растерялся, выскочил – и ну тарантеллу отплясывать. Это мама его научила – она раньше в доме культуры жила, под сценой, и очень любила смотреть, как танцоры репетируют.

Хозяйка от изумления даже визжать перестала. Тут мышонок всю историю ей и рассказал. А Василий рядом сидел и кивал важно.

Танечка сначала решила в обморок упасть. А потом передумала и стала Мышонка печеньем кормить. Он и сам наелся, и маме унёс. Теперь по субботам ходит к Танечке в гости, обсудить с Василием новости и поесть печенья. И маму привёл. Она стеснялась сначала, а потом освоилась и обещала Танечке научить ее танцевать тарантеллу.

– Научила? – спрашивает Аська и тянется за печеньем.

– Наверное, – мама придвигает вазочку к ней поближе, – вот Танечка придёт, спроси у неё. Может, она и тебя научит. Как настроение твоё?

– Отличное! – говорит Аська. – Только надо его ещё чуть-чуть улучшить.

– А как его ещё улучшить? – озадаченно спрашивает мама.

– А давай мы печенье возьмём и пойдём Андрейку навестить. Вдруг у него от печенья вся простуда пройдёт?

– Это ты здорово придумала! – радуется мама.

Они складывают печенье в пакет и идут в гости к Андрейке.

***

– Видишь, мама, снег идёт? Значит, скоро Новый год! Ой, стихи получились! – прыгает от радости Аська. Они возвращаются из детского сада, уже темно, и крупные снежные хлопья сверкают в свете фонарей.

До Нового Года совсем немного осталось – три дня всего потерпеть. Аська уже четыре раза встречала Новый год и всё-всё про него знает. И что ёлку надо ставить и украшать игрушками и конфетами. И что под ёлкой к утру будут лежать подарки. И что принесёт эти подарки волшебный Дедушка Мороз.

Деда Мороза Аська тоже видела. На утреннике в детском саду. Только он был не настоящий. Это просто дяденька актёр был, который надел синюю шубу и бороду прицепил. А мама, представляете, поверила, что настоящий! И, смешная такая, говорит Аське:

– Ты, Настюша, Деду Морозу желание своё на ушко шепнула?

– Нет, конечно, – отвечает Аська, – он же был ненастоящий!

– Это почему? – мама удивляется.

– Да потому что он тёплый! Разве может быть Дед Мороз – и тёплый? А он меня за руку когда взял, хоровод водить – рука у него, знаешь, какая тёплая была? Горячая прямо! Тут-то я всё и поняла.

Мама сразу расстроилась, Аське даже жалко её стало.

– Да ты не переживай, мам, – утешает, – Ну сама посуди, как Дедушка Мороз ко всем на утренники успеет? Он же подарки, наверное, сейчас готовит, которые в Новый год под ёлки класть. А на утренники помощников своих посылает. Всё равно же весело!

Мама вздохнула, по голове Аську погладила. И так Аське утешить ее захотелось, прямо сил нет!

– Гляди, – говорит, – вон настоящий Дед Мороз идёт!

– Где? – завертела головой мама. – Вон тот, что ли? – и на дядьку какого-то показывает. С портфелем.

– Да нет, конечно! Это просто дядька, не видишь, что ли? А Дедушка Мороз вот он, рядом с нами! Только он невидимый! Ну, он же не может всем показаться, а то как накинутся!

Тут мама Деда Мороза тоже рассмотрела и вежливо с ним поздоровалась.

– Что-то, – говорит, – он мне не отвечает.

– Отвечает! – убеждает Аська. – Просто, наверное, ты не слышишь – он потому что не только невидимый, но и неслышимый!

– Ну, тогда спроси у него, как он поживает.

– Дедушка Мороз, как вы поживаете? – спрашивает Аська. Внимательно Деда слушает и маме переводит с неслышимого: – Хорошо поживает, только дел у него много, торопится очень.

– Подарки готовить? – спрашивает мама.

– Подарки, – кивает Аська. – А ещё снег новогодний в облака запихивать и шубу зашивать. А то у него шуба порвалась, а Снегурочка в отпуске до послезавтра, к морю уехала, к Баренцеву – помнишь, мне папа на карте показывал? Оно холодное, Снегурочка там загорает и на белых медведях катается. Ну и письма от ребят читать надо – ему, знаешь, сколько писем пишут!

– А мы с тобой Дедушке не написали, – снова огорчается мама.

– Как это не написали? Очень даже написали!

Аська достаёт из кармана листок, разворачивает и показывает его маме. Листок белый-белый, как снежинки, которые на него падают.

– Буквы тоже невидимые? – догадывается мама.

– Ну конечно! Дедушка, видишь, тут написано секретное пожелание!

Аська протягивает Деду Морозу письмо – и мама изумлённо наблюдает, как налетевший ветер моментально уносит листок в гущу серебристых снежных хлопьев.

– Пока! Пока, дедушка! – машет рукой Аська. Мама тоже машет рукой. И ничего не говорит. Наверное, онемела от удивления. – Все, улетел. Письмо моё полетел читать. Видела, какие у него сани? Космические! Раз – и дома. И нам пора. А то я что-то замёрзла. Дед Мороз-то настоящий!

Мама и Аська идут домой. По дороге молчат. Наконец мама тихо-тихо спрашивает:

– Ась, а что там, на листочке написано было?

– Вот ты большая, – укоризненно взглядывает на маму Аська, – А не знаешь, что если рассказать, что в письме было, ничего и не сбудется.

Мама понимающе вздыхает. Аське почему-то снова становится ее жалко

– Ну, ладно, скажу. Только ты никому не рассказывай, ладно?

– Никому-никому не расскажу! – обещает мама.

Аська залезает к маме на руки и шепчет ей в самое ухо – чтоб никто не услышал:

– Во-первых, чтобы Дедушка Мороз не болел и чтобы никто-никто не болел. Во-вторых, что я хочу на Новый год замок для принца и принцессы, а то им жить негде, а на улице зима. А в-третьих, чтобы летом мы опять поехали к морю.

– Это очень хорошие желания, Аська! – радостно говорит мама. – И они обязательно сбудутся!

***

– Ась! Аськааа! АНАСТАСИЯ, СТОЙ! – кричит мама и со всех ног гонится за Аськой. А Аська, в восторге от погони, улепётывает все дальше и радостно верещит:

– Не догонишь, не догонишь!

Но мама догоняет, хватает Аську за капюшон, резко дёргает назад – и тут в полуметре от Аськиного носа проносится пузатая чёрная машина.

– Ты что творишь? – кричит мама, тряся Аську обеими руками, а глаза у неё большие-большие, и лицо белое-белое. Аська видит, что мама вот-вот заплачет, и не понимает – почему?

– Убегаю, – говорит Аська и смеётся. Ну, чтобы мама поняла: это весёлая игра, и нечего тут плакать. Но мама хмурит брови и сердито говорит:

– Ещё секунда – и попала бы ты под машину! Что бы я тогда делала?

– Не знаю, – отвечает Аська, и на всякий случай опять смеётся – только смех у неё получается какой-то совсем ненастоящий.

– Я тебе сколько раз повторяла: нельзя одной через дорогу, даже если дорога совсем маленькая!

Аська озадаченно молчит: она дорогу-то и не заметила! Бежала себе и бежала, а тут, оказывается, какая-то дорога дурацкая. Всю игру испортила.

Мама крепко берёт дочь за руку и тащит к дому. Аська было дёргается в сторону:

– А на площадку?

Но мама непреклонна:

– Ты наказана. Идём домой – и никаких площадок.

Некоторое время они идут молча. Аська надутая, а мама сердитая. «А вдруг мама такая и останется? – думает вдруг Аська. – Вдруг она никогда не перестанет на меня сердиться?» И, представив такое невозможное положение, Аська тихонько зовёт:

– Мам! Мама!

А мама не слышит – держит её за руку крепко, тащит за собой быстро. Даже больно чуть-чуть! «Ну, всё, – думает печальная Аська, – теперь всё-всё будет плохо. Всегда-всегда». На глаза наворачиваются слёзы, и девочка начинает шмыгать носом. Мама останавливается, достаёт платок, вытирает нос и снова крепко берёт ее за руку. И ничегошеньки не говорит.

Наконец, они приходят домой. Аська стоит посреди коридора и не знает, раздеваться ей или разворачиваться и уходить – прямо сейчас. Это же невыносимо так жить – когда никто ни с кем не разговаривает! Лучше сразу уйти на улицу скитаться. На всю жизнь.

Но тут мама присаживается рядом и начинает расстёгивать Аськину курточку. А потом, повесив курточку на крючок, крепко-крепко обнимает дочку.

– Мама! – потрясённо спрашивает Аська. – Ты что, больше на меня не сердишься?

– Неа, – говорит мама.

– А почему?

– Потому что, если кого-то любишь, на него нельзя долго сердиться.

– А ты меня разве любишь?

– Больше всех на свете, – улыбается мама и звонко чмокает Аську в щёку.

Аська в ответ тоже чмокает маму.

Так они стоят в коридоре и поочерёдно целуют друг друга в щёки. Потом Аська вдруг высвобождается из маминых объятий, складывает руки на груди и говорит строго:

– А я тоже на тебя сердилась. Зачем ты меня дёрнула за капюшон, и потом за руку больно держала, и на площадку не пустила?

Мама открывает рот, чтобы объяснить: мол, сама виновата, зачем под машину бежала? Аська быстро зажимает ей рот и тараторит:

– Но я уже больше не сержусь, потому что я тоже тебя очень-очень люблю!