НАДЕЖДА ШЛЯХОВА

Родилась в 20 веке в Красноярском крае. Стихи начала писать со школьной скамьи, которые публиковались в центральной и местной печати. Закончила Московский станкоинструментальный институт. Член Международного Союза писателей «Новый Современник». Публикации  в журналах «Эмигрантская лира», «Европейская словесность», «Славянский базар» и др. Автор книги стихов и прозы «Счастлив, кто посетил сей мир», «Лиацея» — проза, поэтической книги «Солнечный календарь».

Руководитель судейской коллегии литературного портала «Что хочет Автор? ».

«Хорошо быть стёклышком цветным»

***

Хорошо быть стёклышкам цветным,
Леденцом малиновым прозрачным,
Чтобы день, невзрачный, неудачный,
Полыхнул соцветьем расписным.

Хорошо быть золотым стеклом,
На просвет – как долька мандарина,
Твёрдый многогранник декабриный
Нежным обволакивать теплом.

Ну, давай, печальный мой стажёр,
Ты попробуй, это же не трудно:
Хочешь, стану линзой изумрудной,
Ну а ты – весёлым витражом?

Расцветим поля и небосвод.
Видишь? Нет, как нет печали блёклой.
Смотрит Бог на мир сквозь наши стекла
И себя с улыбкой узнаёт…

Это лишь человек

Это лишь человек неоправданно зол и завистлив,
Разделив свою душу на совесть, рассудок и речь.
А деревья считают, что мы — их бродячие листья,
Потому и пытаются нас от беды уберечь.

Это лишь человек рассыпает по миру отраву
И над лесом и полем вершит свой неправедный суд.
Но своим почитают его незлобивые травы,
И, как прежде, ему исцеленье и силу несут.

А печальная память стекает в озера и реки,
В зеркала, где веками накоплены боль и вина..
И Земля, словно Вий, говорит: «Поднимите мне веки!»
Что за лик ей представится, если прозреет она?

Возвращаюсь в любовь

Возвращаюсь в любовь — из коротких и длинных отлучек,
Философских эссе, силлогизмов, подёрнутых льдом.
Пусть опять непокой, и над крышей — лиловая туча,
Все равно — это дом. Нерушимый единственный дом.

Возвращаюсь в любовь — вне времён и пространственных рамок.
Два окна, да крыльцо, да узорный наличник резной…
На сегодня — изба. Завтра — стрельчатый рыцарский замок.
Послезавтра — урочище в лиственной неге лесной.

Переливом обличий, богатством неслышных аккордов
Мне земля — лабиринт, где сплетаются в узел пути.
Гнев и боль растеряв, позабыв про обиду и гордость,
Возвращаюсь в любовь. Просто некуда больше идти.

Голосники

Чтоб были перекрытия легки,
Чтоб стал церковный свод похож на чудо,
Служили мастерам голосники —
Большие длинногорлые сосуды.

Они в себе держали пустоту
И лёгкость. Горловиною наружу
Подхватывали звуки на лету,
Гасили эхо, пробуждали душу.

А нынче, вдохновением влеком,
Ни на кого за скудость не в обиде,
Работает поэт голосником,
Кувшином в современной пирамиде.

О, наших дней горение и дым!
Богатства и любовь уходят в Лету.
Поэту вправду надо быть пустым,
Но полным тишиной, и тьмой, и светом.

И, словно обречённость и оброк,
Нести в себе безбожие и Церковь,
Чтоб небеса не так давили сверху,
Чтоб каждый слабый шепот слышал Бог.

Я — озеро Неро

Я- зеркало прошлого, сгусток времён,
И совесть, и мера,
Хранилище снов, мартиролог имён…
Я — озеро Неро.

Раскину атласную ферязь мою
И слушаю травы.
И все принимаю, и все отдаю:
Любовь и отраву.

Я ливни ловлю, и дождей болтовню,
И вьюжные свисты.
Осенние оттиски листьев храню
Весне на мониста.

Склонись надо мною и сердце раскрой,
Подстреленный кречет.
Послушай, как волн моих шёлковый строй
Баюкая, лечит.

Смотри, как мерцает в подводном плену
Былинное имя.
Позволь мне в мою заглянуть глубину
Глазами твоими.

Крылами лебяжьими плещут в края
Реальность и вера.
Я – древняя, тайная память твоя.
Я – озеро Неро…

Память генов

«Расстрелянное время распрямилось,
Вдохнуло смерть и выдохнуло нас».
М.Никулина

Нас рождало время лагерей,
Вслед смертям, отчаянно и люто,
Неизжитой тягою к уюту
Наших осуждённых матерей,

Нежностью, оттёртою дотла
Едкой кислотой и горьким прахом,
Выжженным преодолённым страхом:
Нечего терять — одна зола…

Оттого гнездимся высоко,
Никогда не прибиваясь к стае,
Оттого, легко приобретая,
Нажитое раздаём легко,

Видно, тело в темной глубине
Знает, каково остаться голым,
Нищим, и бесправным, и бесполым
С голодом своим наедине.

Память генов мучит, как своя,
Тихо говоря, что век твой краток,
А душа — мерцающий осадок
В дьявольской реторте бытия.

Научи меня траве

…Я учился траве…
Арсений Тарковский

Мы с тобой одних кровей,
Словаря и звукоряда,
Мы с тобой, как две руки,
Непривычные к мечу.
Научи меня траве,
Соловью и шелкопряду,

Я любовь твою в ответ
Солнцу научу.
Мы из рода «Не робей».
Сумасшедшим и бездомным
Тёмный плащ ученика
По судьбе и по плечу.
Научи меня траве,
Златозвонным обертонам,

Я свирель твою в ответ
Сердцу научу.

Ходит осень во дворе,
Расстилая тьму над брегом,
Зажигает в небесах
Тонкий месяц, как свечу.
Научи меня траве,
Замерзающей под снегом.

Я тоску твою в ответ
Небу научу…

Богаче смысла

Что предлагает музыка уму?
Зачем она звучит и почему,
Ведомая законами Иного,
Преобразует Тьму, Чуму, Тюрьму
В свободную, как ветер, кутерьму –
Богаче смысла и древнее слова?

О, Человек, откуда знаешь ты,
Накрытый озареньем красоты,
Доселе мудрый и благополучный,
Что эти ноты разной высоты,
Сплетённые, как дивные цветы,
Мучительно согласны и созвучны?

И мелким кажется все то, чего достиг,
И в бездну раскрывающийся миг
Вдруг отзовётся взрывом: «Знаю! Вижу!»,
И звонкий крик, и многоцветный блик,
Бессмертием дарованный язык,
Становится таинственней и ближе…

С точки зрения дождя

В распахнутом сознании дождей,
Летящих с поднебесья к серым лужам,
Хитиновые панцири людей –
Как раковины с каплями жемчужин.
Мерцает свет, привычный и родной,
И наши лица кажутся моложе,
Когда волшебный глянец водяной
Ласкает, нежит, освежает кожу.

Цветам и травам незнаком полет.
Для них дожди – лианы с тонким стеблем,
Растущие совсем наоборот,
Корнями в небо, лепестками в землю.
А мы для трав – бродячий лес живой,
Движениями торопящий время,
Безлиственный, чужой, бескорневой,
Но в почву уходящий, словно семя…

Вот так порой откроется на миг
Недоумение травы и влаги,
Забытый удивительный язык,
Неведомый исписанной бумаге,
И вдруг поймёшь – себя изобретя,
И затвердив, что дважды два — четыре,
Мы все же с точки зрения дождя
Безмерно одиноки в этом мире.