ЛЮДМИЛА КЛЁНОВА

Поэт, писатель, педагог, концертмейстер. Родилась и училась в Харькове, где и получила образование в Харьковском Институте Искусств.

Член СП России, СРП Израиля, МСП «Новый Современник», международной творческой  ассоциации «Тайвас» (Финляндия), редколлегии  альманаха  русскоязычной мировой диаспоры «Под небом единым».

Десять изданных сборников поэзии.

Лауреат международных поэтических конкурсов и фестивалей  искусств:  «Пишущая Украина», «Вся Королевская Рать», Международный Грушинский Интернет-конкурс, «Арфа Давида» и многих других.

Член жюри Международного  Грушинского Интернет-конкурса с 2012-2020 года.

С 1999-го года живёт в Израиле (г. Ашкелон).

«По чёрно-белым клавишам души»

***

По чёрно-белым клавишам души
Гуляет память кошкой разноцветной.
Прошедшее, как листья, ворошит,
И всё уходит в ласковое лето.

Там было столько света и тепла,
Там было столько радости и ласки!
Вот только чистой влагой утекла
Сквозь пальцы юность – тихо, без огласки.

Но всё осталось в осени моей:
Любовь и нежность – две рассветных птицы,
И дальний шёпот юных тополей,
И ночи те, в которые не спится…

Ну, что ж ты, память? Всё, угомонись!
Мне от тебя не спрятаться. я знаю…
Но есть надежда: если длится жизнь,
То, может, будет и судьба иная…

В перестуке вагонных колёс

Ты в дороге опять –
И мелодия странствий привычных
Провожает тебя
Перестуком вагонных колёс;
Но тебе ли не знать,
Что реальности бред закавычен —
И, канаты рубя,
Не ответить себе на вопрос:

Что за странные сны
Вместо тихого зимнего края?
Хоть в тревоге душа –
Видно, цену придётся платить
За пространство весны,
Что поближе к привычному раю…
Но, на поезд спеша,
Ты не рвёшь эту тонкую нить…

И – «Была – не была!» —
Эта удаль и в нас не убита,
И подспудно живёт,
Пробираясь и в сердце и в мысль…
Но вокруг – зеркала,
Перевёрнуто всё и размыто…
Оттого и не тот
И сюжет, и сценарий, и смысл…

Мы себе не верны
В перекрестьях суде’б и печалей,
И ведёт нас не Бог,
А лукавый по пропастям дней…
Жаль, что мы не вольны
Возвратиться, чтоб в самом начале
Из десятка дорог
Выбрать ту, что назвали б своей…

Не грусти, Пилигрим,
Что дороги твои бесконечны –
Мы крепчаем в пути,
Пробираясь сквозь тысячи слов…
Помни – он негасим –
Свет души твоей – звёздный и Млечный…
Потому — не грусти…

Да хранит тебя Бог и любовь!

Немного о рояле

Как хочется, пока живёшь на свете,
Наслушаться прибоя и скворцов, (с)
И смеха, серебрящегося в детях,
И лепетанья вишни над крыльцом…

Но мне милее всех на свете звуков
Рояль, когда под пальцами поёт –
Моя печаль – и долгая наука,
Мои удачи в жизни, мой полёт.

Рояль… Тревожный ангел однокрылый,
Рояль – мой повелитель и судья.
Волной эмоций трепетных накрыло
Твоё звучанье шири бытия.

В тебе набат – и звон ручья лесного,
И сердца боль, когда любви не ждут,
Гроза и шторм – и в предвечерье снова
Трель соловья на яблоне в саду…

Мой верный друг и добрый утешитель,
Меня спасал ты музыкой своей
В те дни, когда души моей обитель
Бывала ада чёрного черней.

Меня ты заставлял вставать из пепла,
Учил меня идти сквозь снег и зной…
С тобой душа моя росла и крепла,
Мой царь, мой бог, рояль волшебный мой…

Снегири

Касаясь неба алой грудкой,
Летя по пеленгу зари,
Как в воду лёд, светло и хрупко,
Врастают в утро снегири.
В рассветном свете воздух сладок,
И так безгрешен снегопад…
А я ищу следы – от лапок —
От птичьих лапок – в старый сад.

Там память зимняя струится
И дышит снегом декабря,
Там снегирём – заветной птицей –
Душа моя поёт не зря.
Щебечут птахи в небе синем,
Хрусталь их песен невесом.
И тихой тайной белый иней
Рисует сказки добрый сон.

Мне полететь бы с птичьей стаей,
Понять с небес – куда иду…
Да только осень золотая
Шуршит листвой в моём саду…
Но в дни утрат, когда повсюду
Следы растают во дворе,
Я вспоминаю алогрудых –
Из детства – храбрых снегирей…

Песочная фантазия

Жёлтая строчка
тихо струится –
меж
ладоней
шуршит песок.
В каждой песчинке –
чуткая птица,
миг
паденья,
чей вздох весом.

Нежность безмолвно
стены возводит.
Вот
уже
и построен дом.
Крыша – из ласки,
окна – мелодий
ноты,
слышимые
с трудом.

Хрупок и странен
дом
наш
песочный,
там любовь лишь
взамен
гвоздей.
Ключ не искали.
Память – бессрочна,
пусть
хоть вилами
по воде.

Вот и промчалось
лето хмельное.
Клён янтарный
стучит
в окно.
Но не разрушен дом.
И не строить
нам иной –
этот
мил
давно.

Ветер осенний
смолк – и ни звука.
Он
не делит
себя ни с кем.
Может, и правда,
прочная штука
дом,
построенный
на песке…
(с)

Ночная акварель

Чуть размытые синие тени
Сбились стайкой пугливой в углу,
Удлиняясь от гибких движений –
Незаметно вплетаясь в игру…

Снова хочется крепкого кофе…
Снова пляшет хмельная луна…
Сигаретною вспышкою профиль
Чуть подсвечен в проёме окна…

Ароматом прожаренных зёрен
Наполняется смолкнувший дом –
Круг зеркальный почти иллюзорен…
Тихий шёпот почти невесом…

Вдохом выдох сменяется чаще…
Ночь – безмерна…
И всё же – мала…
Позабытые жёлтые чашки
Спят на тёмной ладони стола…

Смелость губ обжигающим ветром
Опьяняет – сильнее вина…
На плече твоём пятнышком светлым
Утомившись,
Уснула
Луна…

Рояль и Осень

Утонет в тишине осенний лист,
И клин растает, небо не печаля…
Задумчивый, усталый пианист
Поднимет крышку старого рояля.

Коснутся клавиш пальцы-мудрецы,
Тональность отыскав почти на ощупь –
Сентябрьской яви жёлтые птенцы
Мелодией взлетят – куда уж проще!

Бесцветными ручьями по стеклу
Напевы увяданья заструятся,
Тоскуя по ушедшему теплу,
По летнему бесценному богатству…

Рояль, своё крыло успев раскрыть,
Как парус над плывущей в зиму яхтой,
Рассветного шитья проденет нить
Сквозь Вечность – и тогда растает страх твой,

И Музыке раскроются сердца!
Она – одна для тех, в ком живо лето —
И солнечные ноты у крыльца
Взрастут – как хризантемы – сгустком света…

Но ждёт дождями затканная даль,
Всё шире разводя дороги-руки…
И Осень прорастает сквозь рояль,
На клавиши роняя Вальс Разлуки…

И снова жажда

Огонь потери мной испит,
Сгорает прошлое – и значит:
Безмолвный всадник по степи
В моё отчаяние скачет;

А у излучины души,
Где грусть сливается с любовью,
Навстречу всаднику спешит
Моя судьба – она с тобою…

Какой аршин ни приложи
К обидам прошлых воплощений –
Опять над пропастью во ржи
Луной окрашены колени;

И снова жажда… Снова жар
Неутолённости  извечной…
И сердце мечется, как встарь,
Меж долгом – и желанной встречей…

Кое-что о лунном талере

Струится боль в височной вене,
И мир от этой боли пьян…
А лунный талер столь бесценен,
Что хоть клади его в карман.
И, может, выкупить удастся
Хоть миг покоя и тепла
У этой вечности бесстрастной –
Она безмолвно забрала’
Богатство всей прошедшей жизни,
В момент меня осиротив…
Нищаю горестно на тризне.
Дней поминальных прост мотив:
Часы, где не было сомнений
И тайники родной души…
Струится боль в височной вене,
Меня покинуть не спешит…

Мы были сказочно богаты –
Любовью, лаской  долгих лет
Со вкусом роз, с  оттенком мяты…
Мы были вместе на Земле.
Теперь ты там, где лунный талер
Застыл в межзвёздной пустоте…
Богатства кончились, растаяв
Жемчужным сном в огне потерь…