СЕРГЕЙ КРИВОНОС

Победитель 4-го и 6-го Международного Грушинского Интернет-конкурса в
номинации «Поэзия», член Национального и Регионального союзов писателей Украины,
Международного сообщества писательских союзов. Автор поэтических сборников
«Живые голоса», «Цветенье вишен», «Пусть любовь оживёт», «Возвращаются наши
апрели», «Родниковая сила любви», «Не добавляйте боли матерям», «Я принёс тебе
небо», «Спасибо, мир, за поле и цветы», «Белое облако счастья» и др.
Победитель и призёр конкурсов и фестивалей «Звезда полей» (г. Москва), «Славянские
традиции», «Души прекрасные порывы», «Русский stil» и др. Лауреат Международной
литературной премии им. Сергея Есенина (Союза писателей России), литературной
премии им. Николая Ушакова (Национальный союз писателей Украины).
Журналист (г. Сватово, Луганская обл., Украина)

«Притяжение души»

***

Давно петух рассвет прокукарекал
И первый луч по облакам скользнул.
А клён, затосковавший, в голой ветке
Озябшую звезду мне протянул.

Мы смотрим вдаль. Идёт заря послушно
Над тишиною замерших полей.
Так хорошо, когда раскрыты души
И мир в них входит теплотой своей.

Опалых листьев полную котомку
Подкрасила художница-заря.
В тебе необъяснимое есть что-то
От теплоты и грусти ноября.

И мне не надо от тебя ответов,
Они совсем излишни иногда…
Ты посмотри, озябшая звезда
От слов твоих оттаяла на ветке.

***

Опять сентябрь. Становится родней
Задумчивость деревьев золотистых,
Ведь кажется, с уставших тополей
Года слетают, а не просто листья.

Ещё тепла осенняя земля,
Ещё светлы непаханые дали…
А мы ведь тоже, словно тополя,
Листвы годов немало растеряли.

И, этот мир встревоженный любя,
Идём сквозь дни, ветрами обжитые,
И проклинаем скудность бытия,
Сминая под ногами золотые.

***

Светает. Дед Корней у дома ходит.
Бодряк-петух взлетел на перелаз.
И звёзды быстро падают в колодец
Так, что вода до сруба поднялась.

Дед пьёт из кружки. И в усы смеётся.
Ему любое горе — не беда,
Ведь по утрам всегда в его колодце
Звенит, качаясь, звёздная вода.

***

Не фокусник и не какой-то шут —
Поэт, бредущий скромно по дорогам,
В себе я осень грустную ношу
И это, как мне кажется, — надолго.

Грустят луга, грустит вдали жнивьё.
И осень тихо, с грустью неизменной,
Пришла ко мне, почувствовав моё
Не праздничное вовсе настроенье.

Она вросла в меня, и в том — права,
Мы так близки сейчас по состоянью.
Не я шумлю — шумит во мне листва,
Своё предощущая увяданье.

Что на дворе? Какая там пора?
Сижу в квартире, отодвинув штору.
Не я пою — поют во мне ветра,
Привыкшие к безбрежному простору.

Не знаю, хороши ль они, плохи,
Но (позабыв о всех своих заботах)
Совсем простые я пишу стихи,
А осень добавляет позолоты.

Читать стихи поможет мне трава,
Её шуршанье тихо входит в души.
А вот тебе все нужные слова
Я сам скажу. А осень будет слушать.

***

Нынче молчалив и светел сад,
Нынче осень щедро золотится.
Кажется, дома — большие птицы:
Ставнями взмахнут и полетят.

Вздрогнет удивлённо мир кругом,
Потому что над пожухлой далью
Поплывёт посёлок косяком
С тихой журавлиною печалью.

Он покинет край не навсегда,
Полетит к теплу, вздыхая тихо,
Здесь ведь укрепились холода,
Холода сплошной неразберихи.

И над вечными Добром и Злом
Небо разрезая безрассудно,
Устремится вдаль за домом дом,
Унося встревоженные судьбы.

На покинутой земле мороз
К многоцветию добавит сини,
Тихо ляжет на поляны иней
Жгучим сгустком непролитых слёз.

И земля, не зарыдав навзрыд,
А любя и грея, и жалея,
Ветками деревьев заслонит
Тех, кто зимовать остался с нею.

***

Бежали звёзды — вспугнутые кони, —
Цепляясь гривами за облака,
И голубые искры беспокойно
Гасила торопливая река.

А люди думали: ветра вздымая,
Весенний гром над крышами гремит,
Не зная, что над тихими домами
Пронёсся стук стремительных копыт.

Когда же день стал подниматься новый,
То над землёй, уткнувшись в край села,
Сияла отлетевшая подкова,
А всем казалось — радуга взошла.

***

Я ступаю по облакам,
Где туманно, сыро и мглисто,
Может быть, высотным шагам
Позавидуют эквилибристы.

Я ступаю по облакам,
Подо мной крестами — дороги.
И созвездья глядят свысока
Золотыми глазами Бога.

Не имеющий ни шиша,
Ощущаю радость свободы
Там, куда улетит душа
И откуда стихи приходят.

***

В мои глаза ты смотришь без укора
И, наплевав на сплетни да враньё,
Я чувствую себя заправским вором,
Укравшим не чужое, а своё.

Мне пересуды душу не остудят
И кража сильно мне не навредит.
Быть может, за неё меня осудят,
Но никогда не смогут посадить.

А главное: меж будней огрубелых,
Где что ни шаг — завал или обвал,
Ты и сама, конечно же, хотела,
Чтоб я тебя, забыв про всё, украл.

Пускай морозно и пускай простудно
Жизнь обжигают, я готов сказать,
Что было воровать тебя — преступно,
Ещё преступнее — не воровать.

***

Мы вновь забрели в настроенье осеннее
И снова расстались. Теперь – насовсем.
Съедала тоска. И я в томик Есенина
Ушёл с головой от житейских проблем.

Безбрежие чувств и раздумий безбрежие,
Берёзовый край и полей благодать…
Меня «несказанное, синее, нежное»
К тебе возвращало опять и опять.

Зайти ли в кафе, пусть душа расшевелится,
Махнуть ли за город вдохнуть тишины,
Где лес вдохновенно рифмуется с шелестом,
Ветвями врастая в просторы весны?

Где даль не пугает своей неизвестностью,
Где только грачи да сороки галдят
И травам на радость ветра поднебесные
Из туч выдувают остатки дождя.

… Что было — прошло. Для других — незамечено,
И звёздно, как прежде, глядит небосклон…
Имел на кольце не случайно, конечно же,
Известную надпись мудрец Соломон.

***

Наполнен светом дом родной,
В нём благодатно, словно в храме.
— «Сынок, что сталось со страной?», —
Тревожно спрашивает мама.

Её нельзя мне обмануть.
Вокруг одна беда. И что же?
Быть может, давнее безбожье
Нас вывело на ложный путь?

Среди утрат, среди обид
Мелькают дни, мельчают лица,
Куда, скажите, торопиться,
Коль над страной туман висит?

Но к маме мне всегда спешить,
К её проблемам и заботам,
Ведь в притяжении души
Живёт божественное что-то.

***

Калитка, двор, грустит беседка,
В закат впадают облака
И плачет сломанная ветка,
Склонившись к чашечке цветка.

День не спешит, не суетится,
Уйти никак не хочет прочь.
И мечется заря, как птица,
Крылами отгоняя ночь.

Я к ветке подхожу, а выше
Над мудрой тишиной земли,
В глазах прохожих отразившись,
Плывут устало журавли.

И небо радостно качнулось,
И над немой тоской полей
Упрямо ветка потянулась
К высоким кликам журавлей.

***

Дождь был коротким, не успел наскучить,
Подвёл черту под суетою дня
И паутинки с каплями дождя
Повисли и слегка дрожат на сучьях.

Ещё тепло. На лавочках — соседи.
Ещё у речки людны берега…
И яблоко, упавшее к ногам,
Кладу в карман, как добрый знак осенний.

А ветры в накатившемся тумане
Стараются ускорить листопад.
Нищает сад, но нынче я богат —
Кусочек сентября несу в кармане.