«Диалог авторской песни с миром продолжается!» Ирина Алексеева

Песни на берегу Балтики.

Вспомнился мне летний вечер 2003 года перед отъездом из Польши… Выступления на международной писательской конференции происходили в Гданьске и в Сопоте, а проживала наша российская писательская делегация в Сопоте, в гостинице недалеко от моря. И вот, очень захотелось мне послушать польские песни в прибрежных кафешках… И мы отправились небольшой компаний в поход по этим милым заведеньям вблизи моря… И в каждом, да, в каждом кафе звучала музыка! И пели на сцене, и в зале за столиками подпевали! Но во всех кафе, где мы побывали в тот вечер – везде (!) – люди пели песни Окуджавы! Песни любимого нашего Булата звучали и по-польски, и по-немецки даже. Но в основном – на нашем родном русском языке – так ведь их сочинил автор…

Из легенд Грушинского фестиваля.

Да, из легенд… Мне ведь эту историю рассказывали на Грушинском – и не раз, и разные люди, и с разными фантастическими подробностями… А с главным героем истории-легенды (!) в 2019 году на Грушниском наши палатки стояли рядом в лагере гостеприимных зеленокумцев «МЫ ВМЕСТЕ» , и можно было поговорить с ним самим… Но наш герой настолько востребован был на фестивале, что видела я его только пару раз спящим на травке возле палатки, и перед нашим отъездом успела сфотографировать неспящим … Ну и на сценах разных площадок… Да кто же он, наш легендарный? А он -Джошуа Ланца из Сиэтла (США)! Дорогой наш и любимый Джошик! В 2013 году Джош Ланнца стал лауреатом Грушинского фестиваля с песней на стихи …. Кого бы вы думал??? И тут необходим пересказ легенды! Вот, пожалуйста! Как говорят многие источники, Джошуа первый раз приехал в Россию, будучи студентом, по обмену студентами между нашими странами. И был Джошуа настроен критически-полемически по отношению к проблемам расизма в России! И первым делом вступил в спор с нашими студентами, критикуя наш «российский расизм»! Но ему быстро объяснили абсурдность подобных обвинений, сообщив, что наш ГЛАВНЫЙ русский поэт, «НАШЕ ВСЁ» — потомок африканца! Его прадед был сыном чернокожего африканского князя! Наш любимый великий ПУШКИН защитил Россию от несправедливых обвинений!
Сказать, что Джошуа впечатлил рассказ, маловато будет – Джошуа был потрясён! Он отбросил все подозрения в русском расизме за ненадобностью, и тоже как мы все влюбился в поэзию Пушкина! И написал на его стихи прекрасную песню! И привёз эту песню на Грушинский! И стал лауреатом! И полюбил Грушинский фестиваль, и Волгу, и Россию! И даже побывал на песенном фестивале на Соловецких островах, и стал родным и для Питерского клуба АП «Восток»… А мы полюбили Джошика! И подружили нас стихи Пушкина и песни! А теперь Джошик и песни Владимира Высоцкого поёт, потому что Джош Ланца – наш друг навсегда!

Российская песенная аномалия: авторская песня – в диалоге с миром.

Чем удерживает нас Россия у своего сердца? И где оно сердце России? В Москве? Бесконечно странном мегаполисе, остающимся все-таки для нас «большой деревней», где постоянно ловишь себя на желании поздороваться с каждым, едущим по противоположному эскалатору. Или в воспетых Паустовским тихоньких Спас-Клепиках, или в умирающей от пьянства псковской деревушке? Или на берегу канала Москва-Волга, построенном на костях рабов ГУЛАГА? Или на дне самой воспетой нашей реки Волги? Оно где-то, несомненно, есть, и живёт и держит нас при себе и откликается тоской и любовью в наших сердцах.
Почему они к ней «присобачены», прибиты, приторочены так крепко, что даже покинувшие страну, выучившие до «фьюнтли» любые другие языки, поют на русском и не могут расстаться с русскоязычной песней, как с последней и самой дорогой ниточкой, привязывающей к России. Как просил ее (Россию) Набоков, задыхавшийся от ностальгии, просил Россию отстать, не мучить памятью о себе:

Не ищи в этой угольной яме,
не нащупывай жизни моей…

Но она ищет нас по всему миру, «нащупывает» наш пульс и рождаются у российских поющих поэтов светлейшие строки о ней:

Но ты за далью синей
Звездой надежд живёшь,
Любовь моя, Россия,
Спасение моё…

(Юрий Визбор)

И горчайшие строки – о ней же:

Не быть мне Родиной любимым,
Страны не знать обетованной,
Но станут в час, когда я сгину,
Замучен мачехою злой,
Строка моя, смешавшись с дымом,
Российской песней безымянной,
А плоть моя, смешавшись с глиной,
Российской горькою землёй.

(Александр Городницкий)

Быть может, прост ответ и давно найден – в словах Салтыкова-Щедрина:
« Родина…не там, где лучше, а там, где больнее…»

И носим мы по миру в свих сердцах эту неизбывную боль, глубоко она, не видно ее невооружённым глазом. Кажется, что затмевают ее обыденные дела. Но занято ею подсознание, и держит крепче, чем воспоминания о безоблачном счастье. Но сломана у пруда берёзка – Россия… Но нищие старики растягивают скудную пенсию на тридцать дней – Россия, но беспризорные дети – не твои – наши, в России.
Но снег над ее полями, просторы ее бескрайние, и не умирает в её народе надежда и не умирает любовь к России.

«Ни в одной стране мира нет такого множества песен заключённых, песен людей лишённых свободы…»
(Александр Городницкий. Интервью Новой газете, 2004 год.)

Но что может быть главной предпосылкой творчества, если не страдание и любовь? А это у нас есть. Неоспоримые атрибуты русской души. Быть может, поэтому ни в одной стране мира нет такой песенной аномалии, как в России. Имя этой аномалии – авторская песня. Что это за жанр, что за песня такая особенная? Ведь у каждого произведения есть автор, не бывает песни без автора, даже если он не известен. Но словосочетание «авторская песня», звучит в России, как пароль. По нему определяют единомышленников, находят друзей в многоликом мире и спасаются от одиночества. Скажешь в незнакомой компании:
— Я люблю авторскую песню!..
И кто-то непременно улыбнётся тебе в ответ – улыбка эта будет откликом на пароль… (Дело ясное – наш человек!) И адепты жанра АП определяют принадлежность к нему по практически неуловимым признакам, но произносят, как неоспоримый приговор:
— Ну, это же не авторская песня…
Или, наоборот, с радостным огоньком в глазах:
— Вот оно, ну, настоящая авторская песня …

А как их различить? Да очень просто, и настолько сложно, что возможно только по наитию. Так, послушать, что скажет сердце. И если мурашки по спине забегали, и ты забыл о времени, и можешь сидеть часами, всю летнюю ночь на волжском берегу и слушать, слушать, подпевать, бормотать себе под нос родные слова, не стесняться нечаянных слез, впадать в детство, хохотать – жить вместе с песней, принимать участие в разговоре поющего – с тобой.

Авторская песня – всегда разговор «наедине – со всеми», это диалог, даже если слушатель молчит. Поющий говорит с его душой, и она отвечает… Это песня – беседа с другом о самом сокровенном. Другу же можно все о себе рассказать, даже самое тяжёлое и станет легче. А если нахлынула любовь и принесла с собой горечь и мёд, радость и отчаянье – эта песня совпадёт с твоими переживаниями и поможет тебе пронести свою любовь по жизни чистой и светлой:

Ты моё дыхание,
Утро моё ты раннее,
Ты и солнце жгучее
И дожди…
Всю себя измучаю,
Стану я самой лучшею,
По такому случаю
Ты подожди…

(Ада Якушева)

Авторская песня – песня поэтическая, (со словами, а не с «текстами») состоит на бессрочной службе – она спасает людей от одиночества. Любой из фестивалей АП – это особая территория, где чувство одиночества, которое как неотвязная тень бродит за каждым по жизни, становится каким-то игрушечным, скукоживается и оставляет человеку возможность быть счастливым и понятым…
Это песня странствий, ее поёт ветер над дорогой, а тебе остаётся только расслышать. Эта песня может объединять людей, она обращается к совести поколения, она не предлагает слушателю розовые очки, а напротив, делает его взгляд на мир более пристальным. Но чистым и добрым. Эта песня может быть отпором врагу и призывом к стойкости. Именно в России множеством известных и безымянных авторов создана особая песенная глава – военная песня. Ее истоки – в любви. К своему дому, который надо защитить, к близким, с которыми разлучает война, к России:
–Кто ж за неё, если не мы?

К той единственной, от которой ждёт писем солдат. Ее истоки в любви к жизни, которую быть может завтра оборвёт пуля. К боевым друзьям.

Друг, оставь покурить!
А в ответ тишина –
он вчера не вернулся из боя…

(Владимир Высоцкий)

И песни, посвящённые солдатам Великой Отечественной, поют сегодняшние солдаты. Не кончаются войны, не кончается горе, не кончаются песни:

…Но где ты святого
Найдёшь одного,
Чтобы пошёл в десант?
Отдай же Георгий знамя своё,
Серебряные стремена.
Пока этот парень держит копье,
На свете стоит тишина.

(Михаил Анчаров)

Но нет тишины в мире. И рождаются военные песни на рубеже 20 и 21 веков, их пишут те, кто уцелел в так называемых локальных войнах:

Горные посты в скалах Гиндикуша,
Длинная, как жизнь, странная война.
Пули рвали грудь. Мысли рвали душу.
И рвалась в ночи первая струна.

(Виктор Верстаков)

Авторская песня нужна человеку в любых предложенных судьбой обстоятельствах. Это не пустое времяпрепровождение, а осмысление через песню окружающего мира, особый способ общения с реальностью и мечтой.
Песня обращена к вечным человеческим ценностям, а они общие для всех людей на Земле, поэтому для АП не может существовать границ. И влияние российской АП на мировую культуру – закономерно и обусловлено самим фактом существования в природе такой песенной аномалии.
годы подцензурного времени авторская песня была одной из немногих форточек, позволявших людям дышать воздухом свободы, и зачастую единственным способом самовыражения человеческой личности, не желавшей нивелироваться до положения винтика в машине тоталитаризма:

Чего бояться нам – тюрьмы, тоски,
ущерба очагу, вреда здоровью?
Но все это такие пустяки
в сравнении со смертью и любовью…

(Михаил Щербаков)

АП – незамутнённая политической пылью, искренняя и обращённая к человеческому сердцу открыта для соприкосновения с поэзией и музыкой других народов мира. Композиторы, создающие песни в жанре АП часто обращаются к шедеврам мировой поэзии. Один из любимейших «западных» поэтов в российской АП – Рерьярд Киплинг. На стихи Киплинга (в переводах на русский) Виктором Берковским написаны прекрасные песни, которые поют во многих странах. Это, конечно, «На далёкой амазонке не бывал я никогда…» (Перевод С.Маршака. Музыка написана совместно с Михаилом Синельниковым). Песня необыкновенно популярна уже без малого сорок лет. Потрясающе яркая песня композитора Виктора Берковского, ставшего уже классиком АП – «Брод через Кабул» (перевод А. Сердера). Стихи, написанные Киплингом около ста лет назад, звучат в песне необыкновенно по-сегодняшнему, настолько близки они трагическим реалиям конца двадцатого века.
На стихи Киплинга написаны песни Евгением Аграновичем и Анатолием Колмыковым, они в основном концертном репертуаре поющих композиторов. На стихи Киплинга пишет и молодёжь в 21 веке. На фестивальных конкурсах не редкость – новые песни на его стихи. Любимы российскими композиторами и Роберт Бернс, и Перси Биши Шелли, и Вильям Шекспир, и Ален Милн, и Морис Карем, и Гийом Аполлинер … На их стихи написаны прекрасные песни классиками жанра АП, Александром Сухановым, Сергеем Никитиным, Александром Дуловым.

Шотландские детские песенки стали русскими детскими песенками, благодаря музыке Сергея Никитина и Виктора Берковского. Но необходимо подчеркнуть, что стихи в песнях – переведённые. Переведены они русскими поэтами, и на русском языке они долетают на волнах музыки до сердец слушателей. Российская авторская песня даёт новую жизнь стихам, вышедшим из-под пера классиков мировой литературы, новую жизнь им даёт русский язык и люди, поющие на русском языке. В творчестве молодых российских авторов заметна любовь к народной музыке стран Запада, афроамериканскому джазу, блюзам, к музыке в стиле кантри, ирландским народным песням. Существует, конечно, и обратный процесс: наша авторская песня переводится на западные языки. Великая песня мужества и надежды Александра Городницкого «Атланты» давно поётся на немецком, «как родная». И песни великого российского барда Булата Окуджавы звучат на многих языках мира.

Никогда не забудут туристы из Самары встречу с песней Юрия Визбора в Африке. Первое, что они услышали, усевшись в такси в африканском аэропорту – было «Солнышко лесное…» Одним из чудес юбилейного Грушинского фестиваля в 2002 году стало исполнение гостями песенного праздника (ансамблем музыкантов из Франции) известной и любимой грушинцами песни уральского автора Анатолия Киреева «Подари мне рассвет у зелёной палатки…». На плавучую сцену Гитару вышли иностранные гости и запели песню по-французски. И вся Грушинская Гора подпевала (на родном русском) «подари самолёт высоко в облаках…» Такой получился необыкновенный русско-французский хор, равного которому нет в мире. Ведь это произошло на Грушинском фестивале, который уже стал уникальным явлением не только российской, но и мировой культуры.

Грушинский фестиваль начался в 1968 году, когда друзья Валерия Грушина собрались в заповедном месте Жигулёвских гор – в Каменной чаше, чтобы песнями почтить память ушедшего друга. Студент пятикурсник Куйбышевского авиационного института Валерий Грушин погиб в 1967 году, спасая тонущих детей. Он был славным парнем, любил походы и песни, доброе у него было сердце. Может быть, поэтому суждено было фестивалю его памяти стать таким грандиозным песенным праздником. На Грушинском все настроены на дружеское общение, сюда привозят не только палатки в рюкзаках. Сюда привозят надежды. На необыкновенную встречу, на обретенье верных друзей, на отдохновение от тягот непростой нашей жизни. Надежды на встречу с любимой песней.

Участники конкурсов едут на Грушинский со своими сокровенными песнями со всего света. Первой иностранной участницей Грушинского фестиваля в 1988 году стала Инга Кляйн из Берлина. На 23 фестивале на гитаре пели гости из Штутгарта, а на 26-м Грушинском лауреатом стал интернациональный ансамбль «Мост любви». В его составе были участники из России, Канады, США, Англии и Дании… Зрительный зал Грушинского – прибрежный склон, именуемый Горой. Грушинская Гора – это десятки тысяч приверженцев авторской песни. На юбилейном –30-м фестивале на Гора слушали концерт, пели вместе с любимыми бардами около ста тысяч приверженцев АП. Палаточный город Грушинский – это несколько километров праздника. Праздника песни. На фестивальной Поляне десятки концертных площадок, люди поют у микрофонов, поют у костров в тесном кругу друзей, песни везде. На песенный конкурс юбилейного фестиваля было подано более шестисот заявок. И каждый участник был услышан. А главная награда лауреатам – участие в концерте на знаменитой Грушинской плавучей сцене Гитаре. Сколько известных во всем мире бардов начинали свой путь к славе с Грушинской Гитары: Александр Дольский, Владимир Ланцберг, Олег Митяев, Валерий и Вадим Мищуки, Леонид Сергеев, Галина Хомчик, Тимур Шаов… Жюри фестиваля возглавляли в разные годы Александр Городницкий, Виктор Берковский, Юрий Визбор, Сергей Никитин, Вадим Егоров, Леонид Сергеев…

Значение Грушинского фестиваля для России трудно переоценить. Можно недооценить, что зачастую и происходит («Нет пророка в своём отечестве…») Как сказал один мудрец «Можно прожить без выходных, но нельзя прожить без праздников.» Грушинский – это праздник для сотен тысяч людей. И главное в нем, на мой взгляд, это надежда на чудо. Здесь для него самое место. Когда столько талантливых людей собирается в одном месте, там изменяется энергетика и что-то такое происходит над фестивальной Поляной. И никогда не знаешь заранее, что станет этим ожидаемым чудом – для кого то встреча с первой или последней в жизни любовью… Или с новым другом, которого тебе так не хватало, или с новой песней, которую ты искал всю жизнь.
Здесь люди изначально настроены на дружеское общение и это доброе чувство, потом становится практически неискоренимым в период – от фестиваля до фестиваля. Грушинский поднимает планку доброты в нашем обществе и очень важно сохранить его на долгие годы…

Грушинский фестиваль стал «прародителем» множества песенных праздников в России и в мире. Удивительную историю знакомства с фестивалем рассказала мне Галина Коробицина. Она увлекалась горным туризмом, и на Алтае, при восхождении на пик Поднебесный туристы из ее группы нашли оставленную на вершине записку. (так принято у восходителей – оставлять записки, подтверждающие пребывание на вершине). Записку оставили ребята из Поволжья: «Приезжайте к нам на Грушинский! У нас классно!» От приглашения, полученного под небесами не отказываются. Так челябинцы в 1971 году впервые попали на Грушинский, «заболели» фестивалем и решили создать и у себя такой. Так родился Ильменьский фестиваль. А сколько таких по России: под Курском, под Воронежем, под Казанью, в Кронштадте, в Калининграде, на Алтае, на Вятке, в Подмосковье… И все они – «дети» Грушинского. Мировая карта фестивалей АП: Германия, Франция, Польша, Израиль, Канада, США, Новая Зеландия, Австралия… Один из недавно возникших фестивалей АП в Германии, в Берлине носит символическое название «Русский акцент».
Разлетевшиеся по всему миру наши соотечественники носят Россию в своих сердцах. Не отпускает она от себя. И мы вместе, мы друзья, если есть у нас общие любимые песни. Как сказал Александр Городницкий:

«Если люди поют вместе, то они не будут стрелять друг в друга.»

Международный Грушинский Интернет-конкурс.

Более пятнадцати лет тому назад в Самаре, в Клубе им. Валерия Грушина, энтузиаст песенного движения влюблённый в поэзию, творческий человек и подвижник, Эдуард Филь задумал нечто прекрасное! Песенное, поэтическое, творческое, стирающее границы чудо – интернет-конкурс. И не просто задумал – создал с друзьями и товарищами! И вот Международный Грушинский Интернет-конкурс летит через границы уже второе десятилетие, и нет ему преград! И отовсюду, из любого места на планете Земля, где есть интернет-эфир, на берега Волги могут долететь песни! Ведь их там очень ждут! И песни – долетают! И мы слушаем их, и радуемся, и поём вместе! За годы существования конкурса МГИК в нём приняли участие десятки тысяч авторов и исполнителей песен из более тридцати стран мира! С 2010 года существования МГИК:

— 185 участников стали ПОБЕДИТЕЛЯМИ с вручением диплома,
— 111 участников в песенных номинациях стали ПОБЕДИТЕЛЯМИ и получили право идти в 3 тур летнего ГФ.

Из приехавших на летний фестиваль победителей МГИК:

— 31 конкурсант получили звание ДИПЛОМАНТОВ,
— 16 конкурсантов стали ЛАУРЕАТАМИ Грушинского фестиваля.

Международный Грушинский Интернет-конкурс гордо несёт знамя Грушинского братства и имя студента Валерия Грушина (КУАИ\СГАУ\ Самарского университета) по миру интернета планеты Земля, начав с 8 стран участниц и доведя их за 30.
Участники из Казахстана и Азербайджана, Франции и Германии, Финляндии и Чехии, Сербии и Кипра, Украины и Ирака, ОАЭ и США, Канады и Латвии, Литвы и Эстонии, Узбекистана и Китая, Киргизии и Австралии, Молдавии и Белоруссии, Армении и Туркменистана, Туниса и Египта, Таджикистана и Польши, Израиля и Болгарии, Англии и Греции, и конечно из городов и посёлков необъятной России от Сахалина до Калининграда, от Белого моря и до Чёрного моря могут быть услышаны членами жюри знаменитого и самого большого фестиваля авторской песни под председательством Александра Городницкого.

Диалог авторской песни с миром продолжается!

Ваша Ирина Алексеева
(Подмосковье, член Союза писателей Москвы,
вице-президент Международной Грушинской академии)

https://wgic.ru/